20:12 

Dr.Mez
This is not Wall street, this is Hell!
12.08.2011 в 08:57
Пишет The Highgate Vampire:

Kensal Green Cemetery
"For there is good news yet to hear and fine things to be seen; Before we go to Paradise by way of Kensal Green."
G. K. Chesterton


Любой тафофил, прибывающий в Лондон, уверен, что первым делом надо посетить кладбище святого Джеймса (Хайгейт). Желание понятное и оправданное, но по своему скромному опыту скажу, что начинать стоит именно с Кенсала Грина. Да, здесь нет таких викторианских джунглей и сонма легенд, но именно здесь можно окунуться в атмосферу викторианской эпохи, познакомиться с людьми ее населявшими. А уж если вы попадете в первое и третье воскресенья месяца, то можете рассчитывать на замечательную экскурсию в катакомбы - самые доступные для туристов из имеющихся.
Все истории не рассказать и со всеми людьми не перезнакомиться, поэтому буду опираться на те вещи, которые поведал экскурсовод.
Начнем знакомство?
Перенесемся в начало 19 века. Приходские кладбища переполнены (порой друг на друга клали около 7 гробов. Из-за этого вокруг церкви образовывались почти курганы), крипты под полами церквей забиты гробами, мессы проходят проходят в удушливом запахе разложения, а обмороки священнослужителей и прихожан - обычное дело.
Меж тем, эпидемии продолжают собирать свою дань, но демографические показатели растут несмотря ни на что.
Врачи бьют тревогу, самый главный архитектор Лондона - Кристофер Рен - еще в 1818 говорил о необходимости новых кладбищ, а обычные люди, в силу своих религиозных убеждений, не понимают, как можно хоронить где-то кроме церквей. Попытки властей чуть расширить церковные погосты и запретить хоронить под полом почти ничего не дают. Человек извернется-изловчится, но урвет возможность положить своего родственника в святую землю. Путем взятки, естественно. А то придет Судный день, появится Спаситель в церкви, а ты с окраин пока доползешь - опоздаешь и будешь последним в очереди. За такое и деньгами пожертвовать не жалко.
Тем временем некто Джордж Фредерик Карден в 1821 году едет в Париж. Гуляя по Пер-Лашезу, адвокат понимает, что именно такое кладбище нужно его городу. Идеальное совмещение приятного с полезным: похоронное дело всегда приносило солидную прибыль, и Лондону давно пора решить вопрос с погостами. Заручившись поддержкой влиятельных сторонников Эндрю Споттисвуда (член парламента) и сир Джона Дин Пола (банкира и баронета), Карден основал the General Cemetery Company (стоить заметить, что из всех похоронных компаний 19 века, именно эта существует и по сей день, руководя деятельностью Кенсал Грина). Предложение выносилось на слушания несколько раз (в то время рассматривалась и пирамида Уилсона), но решающим стал июль 1832 года, когда разразилась эпидемия холеры. Парламент постановил основать новые кладбища на окраинах города, и в январе 1833 епископ Лондона уже освящал 39 акров кладбища Всех душ (его официальное название, кстати), оставив 15 для нонконформистов.На данный же момент кладбище лежит на 77 акрах, 22 из которых стали осваиваться под похоронные нужды в 1939 и сейчас функционируют отдельно - известны под названием St. Mary's Roman Catholic Cemetery (здесь же располагается крематорий, чья работа началась в 1902 году. Среди известных кремированных - легендарный рок-певец Фредди Меркьюри. Пошли даже разговоры, что часть праха осталась здесь).
Кладбище переживет финансовый кризис, бомбежки, запустение; станет приводиться в божеский вид с начала 90-ых, благодаря обществу "Друзья кладбища Кенсал Грина" (основано 13 июня 1989 года), чьим усилием была восстановлена часовня инакомыслящих.
Но мы еще в 19 веке и узнаем, что Кардена (он обретет свой покой здесь же под скромной плитой в 1874 году, его коллегу - Споттисвуда - тоже можно найти) из компании исключают по неизвестным причинам, а о самом кладбище мало что известно. Сельский стиль (rural style) владельцы восприняли очень буквально. Чтобы сэкономить на газонокосильщиках, по некрополю пускали бродить коров. Трудно представить парнокопытных на том же Пер-Лашезе.
Мы уже не узнаем, какими усилиями власти заставляли людей выбирать Кенсал Грин последним местом упокоения. Первые 10 лет кладбища не отразились в исторических документах.
Все изменилось в 1843 году. Неслыханное дело: член королевской семьи отказывается от почетного места со своими светлейшими предками в Виндзоре и выбирает обычный Кенсал Грин.
Август Фредерик, герцог Сассекский (англ. Augustus Frederick, Duke of Sussex, 27 января 1773 — 21 апреля 1843) — шестой сын короля английского Георга III, единственный из своих братьев никогда не служил в армии или на флоте, а посвятил себя библиофилии и политике. Был любимым дядей королевы Виктории.
Будучи в Риме, женился в 1793 г. на католичке Августе Мюррей, дочери шотландского графа Думмор. Хотя герцог Сассекский отказался от всех наследственных прав, Георг III объявил этот брак незаконным на основании фамильного закона английской династии. Несколько лет спустя Сассекс разошёлся со своей женой.
В палате лордов он в основном примыкал к оппозиционной партии и подавал голос за эмансипацию католиков, уничтожение невольничества, парламентскую реформу и т.д. Герцог Сассекский собрал богатую библиотеку, в особенности по изданиям и переводам Библии и рукописям. В 1831 г. Август Фредерик вновь женился без королевского согласия на леди Цецилии Баггинс (Андервуд), дочери ирландского графа Арран, которой в 1840 г. пожалован был титул герцогини Инвернес.
В своем завещании он указал, что не желает государственных похорон. Погребение состоялось 5 мая, а через 30 лет к нему присоединилась его вторая жена.

Похороны герцога стали вторым рождением для кладбища. Мелкая знать и нувориши стали биться за место рядом с королевской особой. А пока они спорили, некрополь стремительно становился самым востребованным местом погребения. За последующие примерно 70 лет здесь найдут свой покой 12 членов королевской семьи и 600 знатных фамилий.
550 памятников войдут в список Народного достояния.
Под некоторыми роскошными надгробиями может лежать совсем неприметный - по меркам истории - человек. Например, красивая могила (ангелы раньше держали венок) Мэри Гибсон, которую вы точно могли видеть, ища фотографии кладбища:

Восемнадцатилетняя девушка была в Лондоне на медицинской консультации, но помощь ей оказать не успели. Мать поручила оформить могилу дочери Джордану Фарли, торговцу мрамором. Создав памятник, Фарли не забыл и о саморекламе, оставив координаты своей фирмы на камне.



Под этим могильным камнем покоится действительно выдающийся врач и военный хирург, лечивший рабов и сделавший первое кесарево сечение.
По воспоминаниям современников, Барри был мал ростом, отличался тонким срывающимся голосом и крайне раздражительным нравом. Он постоянно вступал в перебранки со своими коллегами и старшими по званию, за что его неоднократно переводили на новые места службы и понижали в должности. Он крайне придирчиво относился к медицинским стандартам своего времени и переустраивал работу вверенных ему госпиталей на более современный лад. В частности, он уделял огромное внимание санитарии и дезинфекции, что по тем временам казалось в лучшем случае странной прихотью, а также ратовал за доступность медицинского обслуживания для всех слоев населения — как простых солдат британской армии, так и местных жителей в колониях. Эти чудачества вызывали насмешки, но насмешек Барри не прощал — ходили упорные слухи, что он неоднократно вызывал обидчиков на дуэль. А драться с Барри никто не хотел — стрелок он был отменный.
Но эта личность не дает покоя историкам и исследователям. Недавно было установлено, что Джеймс Бэрри на самом деле являлся женщиной.
После смерти Джеймса Бэрри в 1865 году, горничная, обмывавшая его тело, стала утверждать, что Джеймс Бэрри на самом деле женщина. Однако тогда это удалось утаить от общества и личное дело Бэрри было засекречено в архивах министерства обороны.
В 50-х годах XX века историк Изобел Пэй в военных архивах наткнулась на документы, свидетельствующие о том, что Джеймс Бэрри на самом деле был женщиной, дочерью зеленщика из Корка и племянницей ирландского поэта Джеймса Бэрри. Однако других доказательств она не сумела найти. В начале XXI века врач-уролог Майкл дю Приз из Кейптауна, заинтересовавшись историей Джеймса Бэрри, занялся поисками других свидетельств. И ему удалось найти письма Бэрри. Часть этих писем была подписана именем Маргарет Энн Балкли, а часть, собственно, самим Джеймсом Бэрри. Почерковедческая экспертиза сумела установить полную идентичность почерков и стиля написания писем. Эти письма были опубликованы в журнале «New Scientist».
Ученые до сих пор выдвигают множество версий: гермафродизм, транссексуализм или просто желание состояться в то области, которая для женщин была закрыта.
Выдержка из книги, опубликованной до ее смерти:
«Журнал личной жизни и общения императора Наполеона на острове св. Елены» графа Лас Кейса. 20 января 1817 г. граф писал: « Я имел визит одного из капитанов нашей ставки на св. Елене. Зная о состоянии здоровья моего сына, с ним был прислан джентльмен-медик. Его появление было отмечено тем, что при представлении произошло некоторое недопонимание. Я принял друга капитана за его сына или племянника. Почтенный доктор, которого мне представили, показался мне восемнадцатилетним юношей с женственными формами, манерами и голосом. Но мистер Бэрри (таким было его имя) был абсолютным феноменом. Меня проинформировали, что он получил диплом в возрасте 13 лет, пройдя очень жесткий экзамен, и выполнял экстраординарное лечение на Кейпе.»

А вот этот человек привык удивлять людей при жизни.

Жан-Франсуа Гравеле-Блонден (Jean François Gravelet-Blondin, 28 февраля 1824 — 19 февраля 1897) — знаменитый французский канатоходец.
Блонден родился в Сент-Омер, Пале-де-Кале, Франция. Его настоящее имя было Жан-Франсуа Гравеле, но прославился он под именами Шарль Блонден, Жан-Франсуа Блонден, или, проще говоря, «Великий Блонден». В возрасте пяти лет его отправили в спортивную школу (École de Gymnase) в Лионе. Проучившись там шесть месяцев акробатике, он впервые выступил перед публикой под псевдонимом «Маленькое чудо». Мастерство, грация и оригинальность трюков быстро снискали ему популярность.
В 1855 году Блонден отправляется в США. Здесь он приобрел известность благодаря своей идее пересечь ущелье ниже Ниагарского водопада по канату длиной 1100 футов (335 м), туго натянутому на высоте 160 футов (50 м) над водой. Данный трюк он выполнял несколько раз (впервые 30 июня 1859 года), причем всегда в разных вариациях: с завязанными глазами, в мешке, катил тачку, на ходулях, нес человека на плечах (это был его менеджер, Гарри Колкорд), усаживался на середине, готовил и ел омлет.
В 1861 году Блонден впервые выступает в Лондоне, в Хрустальном дворце. Он крутит сальто на ходулях на канате, натянутом над центральным трансептом на высоте 70 футов (20 м) над землей. В 1862 году он вновь дает серию представлений как в Хрустальном дворце, так и в других районах Англии и на континенте.
В 1861 году он выступает в Королевских Садах Портобелло, на Южной кольцевой дороге, Портобелло, Дублин, на высоте в 50 футов над землёй. Во время выступления канат порвался, что привело к разрушению лесов. Сам Блонден не пострадал, но двое рабочих, находившихся в этот момент на лесах, погибли. Началось расследование, в ходе которого исследовался порвавшийся канат (диаметром 2 дюйма (5 см) и периметром сечения 5 дюймов (12,7 см). Ни Блондену, ни его менеджеру обвинения в тот момент не выдвигались, однако у судьи имелась масса вопросов к производителю каната. Организатор мероприятия, мистер Кирби, заявил, что никогда впредь он не возьмётся ни за что подобное. Когда на следующее судебное заседание Блонден и его менеджер не явились (они были в Америке), на их задержание был выписан ордер. Однако в следующем году Блонден опять выступал там же, в Дублине, на этот раз на высоте 100 футов (32 м) над землей.
6 сентября 1873 года Блонден пересёк Водохранилище Эдгбастон в Бирмингеме. В честь этого события в 1992 году недалеко от Лэйдивуд Мидлвэй был установлен скульптурный памятник.
После перерыва Блонден вновь появляется на публике в 1880 году. В 1893/4 театральном сезоне он играет роль в пантомиме «Джек и Бинстолк» в Хрустальном дворце, организованной Оскаром Барретом.
Его последнее выступление состоялось в Белфасте в 1896 году. Он умер от диабета в Илинге, Лондон, в возрасте 72 лет.

Только один канатоходец сумел бросить ему вызов - Гвилермо Антонио Фарини.
Все началось с того, что однажды он пошел вместе со своей невестой посмотреть выступление Великого Блондина. Увиденное так потрясло его, что он тут же пообещал сделать то же самое. Он объявил о своем намерении и отцу невесты, у которого в ту пору работал лавочником. Намерения посвятить жизнь цирковому искусству не нашли понимания - работа пропала, свадьба расстроилась. Зато спустя какое-то время появился Великий Фарини - такой псевдоним избрал себе новый любимец публики. Он повторял все трюки Блондина и пытался превзойти своего кумира.
Однажды он спустился с каната, натянутого на высоте 60 метров, по веревке на лодку. Выпив залпом стакан вина, он, не без труда, поднялся обратно. Немного отдохнув, Фарини снова прошелся по канату, на этот раз с завязанными глазами. Чего он только не вытворял, чтобы добиться признания: переносил над Ниагарой людей, делал стойку на голове, висел, зацепившись за канат пальцами на ногах. Как-то Великий Блондин взял с собой маленькую печку и, стоя на канате, приготовил омлет. Тогда Великий Фарини, дойдя до середины каната, опустил в реку на веревке ведро, набрал воды и выстирал дюжину носовых платков. Говорят, что именно после этого Блонден решил, что соперничество зашло слишком далеко.
Единственно, чего не смог повторить Фарини, — хождения на ходулях.
Он четыре года пытался придумать нечто менее сложное, но столь же рискованное. В 1864 году Фарини вошел на ходулях на пороги над Американским водопадом.
Когда он был уже в 60 метрах от края водопада, одна ходуля застряла в камнях на дне. Все попытки выбраться из плена были безуспешны. Если бы он снял застрявшую ходулю — пришлось бы прыгать на одной, если бы освободился от обеих —его бы унесло течением.
Он беспомощно простоял под смех толпы несколько часов, пока его не вытащили на берег канатом. Это был провал. Фарини покинул Ниагару униженный и побежденный.
И все же Фарини прославился.
Он стал изобретателем (ему принадлежит идея создания опрокидывающихся театральных кресел и цирковых пушек, выстреливающих смельчаков), художником, скульптором и путешественником.
В 80-е годы он отправился в Южную Африку и пересек Калахари, оставив в своей книге об этом путешествии описание затерянного в песках древнего города. Множество искателей приключений и исследователей безуспешно пытались вновь отыскать этот город, но тщетно: считают, что это был вымысел великого трюкача, который своим воображением попытался компенсировать позор на Ниагаре.
Но как бы то ни было, его имя вошло в десятки исследований по южноафриканской археологии, попало в «Южноафриканский биографический словарь», а все новые и новые экспедиции по-прежнему отправляются в Калахари на поиски загадочного «Города Фарини»...
Фарини покоится на другой стороне океана - в Канаде.

Могилу матери Оскара Уайльда можно назвать злой шуткой судьбы.
Джейн Франческа Уайльд (урождённая Элджи) под псевдонимом «Speranza» (ит. «надежда») писала стихи для революционного движения «Молодые ирландцы» в 1848 году и всю жизнь оставалась ирландской националисткой. Стихи участников этого движения она читала Оскару и Уилли, прививая в них любовь к этим поэтам. Интерес леди Уайльд к неоклассическому возрождению был очевидным по обилию древнегреческих и древнеримских картин и бюстов в доме. Кроме этого была борцом за права женщин и приглашала к себе в дом суфражистку Миллисент Фосетт, что было просто вопиющим событием.
Но готова была выбрать море в качестве могилы, чем быть похороненной с обыкновенными торговцами. Надо ли говорить, что именно среди них вы ее сейчас и можете найти?
Старший сын леди Уайльд был без гроша, и платить за похороны, состоявшиеся 5 февраля 1896 года, пришлось Оскару. На надгробие денег не хватило. Анонимно могила на общественном участке простояла почти 100 лет, пока в 1999 году Общество Оскара Уайльда не возвели в память о матери писателя кельтский крест.


Многие знаменитые люди королевства покоятся под довольно простыми надгробными плитами, на которые и не обратишь внимания.
Как вы уже могли увидеть, художник Уотерхаус:

©

Энтони Троллоп (англ. Anthony Trollope, 24 апреля 1815, Лондон, Англия — 6 декабря 1882, Лондон) — английский писатель, один из наиболее успешных и талантливых романистов викторианской эпохи. В произведениях Троллопа отразились проблемы его времени — политические, социальные и семейные. В изображении нравов писатель выступал как наследник традиций английских писателей-юмористов XVIII века. Наиболее известными произведениями Троллопа являются его шесть романов из цикла «Барсетширские хроники», действие которых развивается в вымышленном графстве Барсетшир на западе Англии и его главном городе Барчестере. Предметом художественного изображения в этих романах стали жизнь, быт и нравы клерикального англиканского сословия, играющего наряду с помещиками ведущую роль в жизни провинциальной Англии.
На его могиле всего лишь две эпитафии: "В твои руки предаю душу свою" и "Он был любящим мужем, любящим отцом и настоящим другом". Поговаривают, что некий американец по фамилии Кеннеди платит за то, чтобы могилу содержали в чистоте.


Уильям Мейкпис Теккерей (англ. William Makepeace Thackeray; в русских текстах встречается вариант транслитерации Таккерей; 1811—1863) — английский писатель-прозаик, мастер реалистического романа.

С черными столбами.
Ходили слухи, что останки затерялись в катакомбах Кенсал Грина, но потом могила обнаружилась на поверхности.
Значительным, но оцененным лишь впоследствии достижением писателя в 40-е гг. стал его роман «Карьера Барри Линдона» (The Luck of Barry Lindon, 1844). Настоящий успех пришел к автору только с опубликованием в журнале «Панч» «Книги снобов» (The Book of Snobs, 1846-1847) и выпуском романа «Ярмарка тщеславия. Роман без героя» (Vanity Fair. A Novel without a Hero, 1847-1848). С этого времени начинается открытое соперничество двух великих английских реалистов - Диккенса и Теккерея, приведшее в 50-е гг. даже к открытой ссоре между ними, хотя их семьи дружили между собой. В творческом же споре двух различных художественных манер выигрывали по существу оба писателя. Диккенс всегда оставался значительно более популярным автором, зато Теккерей имел больше успеха у читателей-интеллектуалов. Как афористически заметил один из них, «молодежь в эти годы говорила языком Диккенса, а думала на языке Теккерея. Это соперничество особенно ощутимо в двух создававшихся одновременно романах - «Дэвиде Копперфилде» Диккенса и «Истории Пенденниса» (The History of Pendennis, 1848-1850) Теккерея. Оба художника избрали один жанр - роман воспитания и тип сюжета - историю одаренного молодого человека, который, пройдя ряд жизненных испытаний, становится талантливым писателем. В обоих произведениях ощутимо лирическое автобиографическое начало, органически сливающееся со стихией комического. В то же время «Пенденнис» звучит как более «заземленный» и даже пародийный вариант «Копперфилда», особенно романтических его мотивов.
Теккерей предлагал свои услуги в качестве иллюстратора «Записок Пиквикского клуба» Диккенсу и получает отказ. Он завидовал, что последнему достаются лучшие газетные колонки. Перед самой смертью Теккерея они помирились, и Диккенс присутствовал на похоронах.

Здесь можно найти знаменитого Томаса Майн Рида, автора приключенческих романов и произведений для детей и юношества, часть из которых была опубликована под псевдонимом «Капитан Майн Рид».


Уильям Уилки Коллинз (англ. William Wilkie Collins, 1824—1889) — английский писатель, автор 27 романов (среди которых "Женщина в белом" и "Лунный камень"), 15 пьес и более чем полусотни рассказов.


Из более поздних постояльцев можно отметить Mэриголд Фрэнсис Черчилль, дочь Уинстона Черчилля и леди Клементины, умершую от лихорадки в 1921 году в возрасте трех лет:


и сэра Теренса Раттигана, английского драматурга, одного из самых популярных авторов середины 20 в., мастера т.н `хорошо сделанной пьесы`.


Кэйтлин Ньютон вошла в историю искусства как возлюбленная и муза знаменитого художника Джеймса Тиссо.
Она родилась 1854 году в семье ирландских католиков Чарльза Фредерика Келли и Флоры Бойд. Будучи армейским офицером, Чарльз Фредерик Келли служил Ост-Индской компании, поэтому его дети (у Кэйтлин были брат Фредерик и сестра Поли) росли в Лахоре и Агре.
В середине 1860-х семья Келли вернулась в Англию. В 1870 (или 1871?) году отец устроил брак Кэйтлин с хирургом военной службы в Индии Исааком Ньютоном и отправил дочь к будущему супругу. Сведения о дальнейших событиях достаточно противоречивы.
Во время морского путешествия Кэйтлин познакомилась с неким капитаном Паллисером, увлекшимся ее красотой и начавшим настойчиво добиваться взаимности. Добился ли он успеха в своих ухаживания уже тогда – вопрос скользкий.
В Индии уже после свадьбы, но до консуммации Кэйтлин все рассказала своему католическому духовнику, который, в свою очередь, посоветовал рассказать мужу. Исаак Ньютон посчитал супругу просроченным товаром, отослал обратно в Англию и начал бракоразводный процесс.
Капитан Паллисер оплатил девушке обратный путь. Она стала его любовницей, забеременела, но замуж выйти отказалась и связь порвала. 20 декабря 1871 года Кэйтлин родила дочь Виолетту. В тот же самый день вступило в силу постановление о разводе. Вместе с дочерью разведенная Кэйтлин какое-то время прожила в доме своей сестры Полли и ее мужа.
В 1876 году она родила второго ребенка – сына, названного Сесилом Джорджем. В том же году Кэйтлин переехала в лондонский дом Джеймса Тиссо, но был ли отцом мальчика именно художник, неизвестно.
Для Тиссо Кэйтлин стала любовью всей жизни. И главной моделью – он рисовал ее постоянно.
По меркам викторианской морали прошлое (да и настоящее) Кэйтлин казалось чудовищным и порочным, но сам Тиссо был очарован историей разведенной женщины, родившей двоих детей вне брака. Ради нее он, будучи одним из самых успешных художников своего времени, предпочел тихий уединенный образ жизни светской активности.
К сожалению, их семейное счастье продлилось всего несколько лет. Кэйтлин заболела туберкулезом и, мучаясь постоянными болями на последних стадиях болезни, покончила с собой с помощью передозировки ландаума. Безутешный от горя Тиссо четыре дня не отходил от тела любимой женщины. Кэйтлин похоронили на кладбище Кенсал Грин как самоубийцу в неосвященной могиле. После ее смерти художник уехал из Англии. Впоследствии он в своем творчестве обратился к библейским сюжетам. Похоронили же его в Bouillon Castle, Luxembourg, Belgium.


Октябрь
Призраки
Образ красоты


Вернемся к самом кладбищу. Здесь находятся две часовни: англиканская и нонконформистская. Их легко спутать между собой.
Anglican Chapel (по центральной аллее)
Dissenters' Chapel (в восточном уголке. От входа сразу идти влево и до конца)
Терраса-колоннада

Если пойти от англиканской часовни вправо, то у стены можно обнаружить Северную (или Старую) террасу - катакомбы и колоннада. Нумерация катакомб начинается от нее (А), потом главная часовня (Б) и подземелья под нонконформистской часовней (С).
Катакомбы Кенсал Грина делятся на три вида: запечатанные ячейки, просто гробы в тройной оболочке и кремированные останки.
Катакомбы А запечатаны. Подвалы часовни Инакомыслящих понесли существенный ущерб во время бомбежки Второй Мировой войны и тоже закрыты для дальнейших захоронений и просто посещений, а вот в англиканской части осталось около 4000 ячеек - они до сих пор продаются. Стоят дороже, чем обычный участок, но считается оптимальным решением для людей бездетных и одиноких, ибо не надо прибираться на участке.
Экскурсии осуществляются только в катакомбы Б. Цена получасового тура - 4 ф.с.
посмотреть подробнее.
Здесь хорошо сняты сами катакомбы.


Стоит отметить, что гид запрещает выкладывать фото катакомб в сеть и не рассказывает никакие мистические легенды о некрополе (недостаток лондонских кладбищенских гидов).
"Друзья Кенсал Грина" проводят ежегодный День открытых дверей. Обычно это происходит летом, поэтому, если поедете в этом время года в Лондон, обязательно зайдите на сайт, чтобы узнать дату (к слову, Бромптонское кладбище и Нанхед тоже проводят). Это стоит увидеть и в этом поучаствовать :)



О Кенсал Грине нашлась только одна история, взятая из книги Тауншенда и Фулкеса "Настоящие истории о призраках" 1936 года. В ней повествуется об издателе Л. (имя его не называется), , который, однажды заблудившись на кладбище Кенсал Грин, наткнулся на могилу своей бывшей девушки, Элси. Вернувшись домой, он решил позвонить другу, но оговорился и попросил оператора соединить его с Кенсал Грин и назвал номер могилы Элси (не совсем понятно, как он узнал номер могилы). Необъяснимым образом Элси ответила ему и сказала, что вскоре они увидятся. "Парадная дверь бесшумно открылась и закрылась. Звук шагов (казалось, что кто-то слегка приволакивал ноги, как будто еще не успел оправиться от неудобной позы) медленно приближался по коридору, чему предшествовал поток ледяного воздуха." Л. не увидел гостя. Он упал в обморок и лежал без сознания, пока на следующее утро его не обнаружил его камердинер Боуден. "Хотите - верьте, хотите - нет", - рассказывает Боуден о непонятном припадке Л., - "но к ковру прилипли куски мокрой глины, немного было и на смокинге Л., и я просто ума не приложу, как она туда попала".

---
Одно из моих любимых здешний надгробий:



URL записи

URL
   

Мертвый дом

главная